vladimirworld (vladimirworld) wrote,
vladimirworld
vladimirworld

Categories:

Батя, вот и свиделись, Батя!..

Никто, ни один человек на этой планете не знает, не чувствует, как я Его люблю – Человека, о котором отзывался холодно и с нервом, Человека, о котором не говорю и не пишу. Это мой Отец.

У нас всегда были холодные отношения


: не принято здороваться и обниматься, говорить о чувствах, играть вместе в детстве и учиться друг у друга. Не было у нас всего того, к чему многие привыкли и за что любят его, отца. Наоборот, у нас были очень тяжёлые отношения: я – сильный, своевольный и своенравный человек, он – отец четырёх детей, не глупый, но очень простой «деревенщина» - как он сам часто о себе говорит. Мы часто ругались. Помню, как первый раз, ещё в первом классе, когда мы боролись, я сказал ему: «Дурак». Я до сих пор помню его реакцию, его глаза, его расстройство. Мы ведь часто с ним боролись. Он приходил с работы и говорил: «Давай бороться». Я с интересом и ужасом бросался на него – это была наша любимая игра. Может быть, единственная игра с папой. А тут я вырос, пришёл недовольный и расстроенный из школы и не захотел с ним бороться, а когда он пару раз перевернул меня, я проронил это: «Дурак», - так жестоко и уничтожающе. Он опешил, отодвинулся от меня, смотрел некоторое время прямо в глаза, что-то сказал и ушёл. Мне было стыдно. Я сказал то, о чём не думал, я был просто в плохом настроении и сорвался на него…

Он не редко пил и устраивал дома скандалы. Пару раз даже бил маму. Бывало, мы выходили ночью с мамой на улицу в его поисках. Было и стыдно и гадко, и казалось, что я его просто ненавижу. А потом и вовсе случилось такое, о чём мне до сих пор вспоминать больно и о чём писать я не буду, но чего никогда не забуду – просто не смогу… Я перестал его уважать – так мне казалось, так я ему однажды сказал!

То была чёрная сторона медали. Надо прибавить к тому, что я был одиночкой. Когда ездил на футбол, просил его не ездить со мной, не снимать на видео наши матчи и вообще меня оставить в покое. Это чувство одиночки – чуть ли не единственное, за что мне в своей жизни стыдно, хоть мне и было 12-14 лет…

Моя «ненависть» к отцу дошла до того, что я однажды Витьку – моему лучшему другу – задал вопрос: «Что лучше: когда у тебя есть плохой отец или когда у тебя нет никого (имея ввиду его, Витька – отец его умер очень давно)? Витька помолчал недолго, а потом уверенно сказал: «Когда у тебя кто-то есть!». И мне стало стыдно за свой неуверенный, нелепый подростковый вопрос.

Тяжелее всего с отцом мне было в период от 17 до 20 лет, когда он «гнал» про свою теорию: дети «объедают», дети должны работать, жизнь –говно и пр. Пожалуй, его «язык» - было самое тяжёлое, с чем мне приходилось в жизни мириться. Но я как-то пережил этот период и, слава Богу, в скором времени стал жить отдельно и на расстоянии многое понял в своём мировоззрении…

Как-то отец мне сказал: «Вот, умирать будем – никто воды не подаст. Ты с Андреем точно не подашь. И на могилу не придёте. Одна надежда – на Павлика» - мне так больно стало от этих слов, ведь я предан, как собака. Я сказал ему тогда: «Нет, я вам всегда помогу!!!» - и слово своё держу!!!

Но и в этот сложный период до 20ти я любил отца. Я радовался минутным нелепым играм в футбол, рассказам про «Чагино» (деревня, в которой родился и жил мой папа), совместной работе: возка дров, сено-сбор, сено-мёт и пр. «сено», конструкторским забавам и многому другому. Лучшие минуты детства, что были – были с отцом.

Папа показал мне Москву – и не только «за уши», как многие знают, но и по-настоящему – он чуть не каждый месяц возил нас в центр. Получал зарплату, брал нас троих: Меня, Павлика и Андрея (по-старшенству) и вёз в город. Часто мы бывали в детском мире, смотрели игрушки, гуляли и играли в автоматы. У нас была многодетная, простая семья, и несмотря на это, он находил возможность показать нам «Мир», какой он бывает. Он долгое время работал один: то на двух, то на трёх работах, чтобы мы ни в чём не нуждались, чтобы мы были только довольны и сыты. Он находил средства на Цирк, Центральный детский Мир, Денди и видеофильмы, он отдавал всего себя. Работая на ТЭЦ рядовым машинстом-обходчиком всю жизнь, он сумел дать нам образование, какое мы захотели и смогли получить, показал Москву и жизнь (т.е. деревню, но об этом потом…).

Никто не знает, что за чувство, когда ты умный, учишься в лицейском классе, вокруг тебя одни богатые: у одного папа – бизнесмен, у другого – известный городской депутат, подаривший школе компьютеры, у третьего – ХЗК богатый и счастливый, а ты обычный пацанчик с ТЭЦ с обычными советскими родителями. Когда вокруг все ходят с карманными деньгами на ВСЁ, а ты экономишь «десятку на завтраки» в 2 недели, чтобы купить спорт-экспресс и субботний «Футбол» со статистикой чемпионата Италии 32го года. Ты пашешь, делаешь все уроки после каждодневных футбольных тренировок, стараешься, а улыбаются и любят тех, кто подарил школе компьютеры, дал на похороны кого-то больше, чем зарплата твоего отца и вообще, бля…

Но он, мой отец, - делал всё, всё для нас. Я это всегда понимал и за это одно любил его очень. Он был самый лучший. Опаздывает забрать сына в садике - выпил потому что с мужиками за отпускные - купил воспитательнице шоколадку (ну, какое богатое быдло об этом догадается?) и пусть забрал меня последним, был жутко довольный и людей вокруг порадовал. Да, я ещё любил своего Крёстного и тётю Люсю. Но Крёстного не стало и Крёстной стала тётя Люся и я полюбил её, потому что ребёнок. И моя любимая тётя Люся привела гостя на мой день Рождения – высокого такого дядьку с усами. Папа, по своему обычаю, ухаживал за гостями, в том числе за тётей Люсей: подавал салаты и закуски, танцевал и веселился. А потом, когда вышли на улицу, дядьке с усами это не понравилось. Он чего-то бате сказал и вообще руки распускать начал. Тут Батя произнёс своё любимое: «Чиво-о-о?..» и ёбнул усатого об асфальт. Кровище, визги, а батя утирает ухажёра – в этом он весь: сильный и чуткий!!!

Мне было жалко Батю всегда за его брата, Дядю Серёжу, который пьяный повесился и на всю жизнь оставил горький след братьям, матери и своему отцу, снимавшему его с петли (Боже, как это жестоко, слышишь???), а также моему отцу, скорбившему и любящему. Он всегда становился грустным, когда я задавал ненужные вопросы, и всегда кротко отвечал о нём…

Но люблю я Батю за другое. Только я знаю, наверное, каким он бывает. Заботливый, отдающий всё для близких (помню, лет 10 он носил свои синие вытянутые в белую полоску треники), терпеливый мой отец! Я так его люблю, больше всех, больше себя!!!! Серьёзный, сосредоточенный, отдающий всё для окружающих, не только для близких – в этом он весь – мужик! Сколько он перенёс, сколько ещё перенести?.. – я скажу тебе, Батя: «Я тебя всегда пойму, потому что я – твоя кровь! Потому что я – твоё продолжение, продолжение твоего хорошего, доброго, светлого…


Tags: Батя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments